Главный тренер «АКА» Хавьер Мендес рассуждает о том, как уменьшить травмы на тренировках

Главный тренер «АКА» Хавьер Мендес в интервью высказывает свое мнение о том, как можно снизить число травму во время тренировочных процессов бойца ММА.

 

Сан Хосе, Калифорния. — Даниэль Кормье проводил тяжелую тренировку в течении 23 минут, пока не произошел этот инцидент.

Это был день спаррингов, и Кормье планировал провести 25-минутный спарринг в целях подготовки к январскому бою с чемпионом UFC в полутяжелом весе Джоном Джонсом. Он завершил три раунда, затем прошел четвертый. Он очень устал. Но к середине и концу своего пятого раунда Кормье был все еще активен.

Почувствовав отсутствие давления со стороны своего спарринг-партнера, Кормье решил пойти вперед, сначала тихо, а затем с криками. И тут его тренировочный партнер, Дуайт, сделал выпад вперед, бросая правый хук. В то же время Кормье откинул голову назад, а локоть Дуайта ударил Кормье в нос. Кровь хлынула на маты Американской академии кикбоксинга.

Спарринг был завершен, чуть-чуть раньше, чем Кормье предпочел бы. Даниэль сел на кресло и запрокинул голову назад. Его угловой останавливал кровотечение. Нос опух, но не был сломан.

Главный тренер «АКА» Хавьер Мендес рассуждает о том, как уменьшить травмы на тренировках

По большому счету, это было незначительное происшествие — просто локоть и нос сошлись вместе. Было много крови, конечно, но это ни в какое сравнение не шло с недавним повреждением, полученным чемпионом в тяжелом весе Кейном Веласкесом. Веласкес был вынужден выбыть из титульного боя; Кормье был в полном порядке на следующий день.

Согласно главному тренеру Американской академии кикбоксинга («АКА») Хавьеру Мендесу, такое часто происходит в смешанных единоборствах.

«В сегодняшнем инциденте не было ничего особенного плохого, включая то, как Кормье призывал Дуайта атаковать. И он совершил правильное движение головой в том моменте. Он уклонился от правой руки, но левый локоть поймал его. Здесь не было умышленного локтя — просто «DC» сам побежал на этот локоть. Это не был удар локтем»

Но Мендес четко осознает проблемы с травматизмом, преследующим смешанные единоборства. Многие травмы происходят из-за разного рода интенсивных тренировок, которые вы найдете в спортивных залах, таких как АКА, где тяжелая подготовка бойцов часто приводит к травмам.

Это то, о чем он думает часто.

«Это меня беспокоит. Существует рейтинг травмируемости, и мы являемся номером два по наименьшему количеству травм среди крупных организаций. Таким образом, мы не находимся в верхней части рейтинга по травмам. Но даже будучи номером два, я бы предпочел вообще не быть в этом списке. Но для топовой команды мы безопаснее, чем большинство. И все равно это еще не позволяет мне чувствовать себя хорошо из-за пребывания в этом рейтинге»

Мендес уже давно рассматривает способы уменьшения травмируемости бойцов в тренировочном зале. Он думает о необходимости сокращения количества полноконтактных ММА-спаррингов.

Вместо того чтобы проводить MMA-спарринг в полный контакт, Мендес, к примеру, хотел бы видеть, чтобы его ребята боксировали в один день, проводили спарринг по кикбоксингу в другой день и так далее. Большинство травм, которые получают бойцы АКА, происходят во время борцовского спарринга; наименьшее количество травм случается во время чистого боксерского спарринга.

«Если бы мы могли сократить некоторые вещи, то я бы попробовал минимизировать полноконтактные спарринги…»

Но вы не можете совсем убрать полноценные ММА-спарринги.

«Нам необходимо их проводить, потому что иначе вы не будете готовы к бою. Но я думаю, мы можем их минимизировать»

Для того, чтобы AKA осуществил переход от полного спарринга к отдельным специальным спаррингам, нам необходимо голосование. Командный аспект и право каждого члена АКА голосовать по важным вопросам являются одним из основных принципов организации процессов в АКА. Мендесу придется поговорить с его командой, и он будет также голосовать. Если все согласятся с этим, они сделают такой тренировочный переход.

Но даже если это произойдет, Мендес говорит, что ему придется остаться нацеленным на удовлетворение потребностей конкретных бойцов. То, что работает для команды, не может работать для каждого в отдельности.

«Если боец скажет «Нет, я хочу три дня жесткого спарринга», я должен буду дать ему это. Я всегда согласовывал свои решения с бойцом, не важно, хочет он три дня спарринга, два или один. И я действительно не хочу отсутствие жестких спаррингов, потому что они должны чувствовать, что это такое — оказаться бойцом ММА»

 

Оставить ответ

Please enter your comment!
Please enter your name here